“Адвокат – это юрист, способный законно нас защищать от закона.”

Леонид С. Сухоруков

Уголовное судопроизводство

22 июля 2019 г. Холмогорским районным судом Архангельской области удовлетворено ходатайство адвоката Опякина Д.В. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденного В.

В. был осужден Невским районным судом г.Санкт-Петербурга 21 декабря 2015 г. за совершение ряда преступлений, одно из которых относилось к категории особо тяжких, и был направлен для отбывания наказания в исправительную колонию строгого режима ФКУ ИК-12 УФСИН России по Архангельской области.

Не умоляя достоинств самого осужденного В., который своим поведением в период отбывания наказания доказал, что его исправление возможно без полного отбывания наказания, хочется отметить роль адвоката Опякина Д.В. в положительном рассмотрении ходатайства.

Оперативное и грамотное составление ходатайства, налаженные отношения с администрацией исправительного учреждения позволили добиться в своем роде уникального результата по досрочному освобождению В. в кратчайший срок, так как условно-досрочное освобождение В. было возможным по отбытии 2/3 срока наказания, то есть 27 июня 2019 г.;

На момент вынесения судом постановления неотбытый срок В. составил 2 года 3 месяца 14 дней, которые теперь он проведет в кругу друзей и родственников, а не в местах лишения свободы.

27 мая 2019 г. Ломоносовским районным судом г.Архангельска прекращено уголовное дело в отношении Р., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного пп.«а, б» ч.2 ст.158 УК РФ.

Адвокат Опякин Д.В. вступил в дело уже на стадии судебного производства. Изучение дела показало, что летом 2015 г. Р. вместе с другим лицом похитили погрузчик, принадлежащий потерпевшему Т.

Собранные по делу доказательства не оставляли каких-либо шансов на избежание Р. привлечения к уголовной ответственности по реабилитирующим обстоятельствам. В сложившейся ситуации было принято единственно верное решение, которое позволило избежать привлечения Р. к уголовной ответственности: при посредничестве адвоката, который сумел убедить потерпевшего в возможности прекращения уголовного дела в связи с примерением сторон и компенсации причиненного ущерба, уголовное дело было прекращено по ходатайству потерпевшего Т.

10 апреля 2019 г. первым отделом по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного комитета РФ по Архангельской области и Ненецкому автономному округу прекращено уголовное преследование в отношении О.

Данное уголовное дело было возбуждено по факту обнаружения трупа К. с признаками насильственной смерти в одной из квартир г.Архангельска. На первоначальной стадии следствия О. была задержана в качестве подозреваемой наряду еще с несколькими лицами, подозреваемыми в убийстве К. Именно на этой важнейшей стадии предварительного следствия, когда на первоначальных допросах формируется картина того или иного преступления, к участию в деле в качестве защитника О. приступил адвокат Опякин Д.В.

Грамотная позиция, избранная адвокатом и О., с учетом имевшейся информации по уголовному делу, позволила О. избежать избрания в отношении нее меры пресечения в виде заключения под стражу. Оставаясь на свободе, находясь в тесном взаимодействии с адвокатом Опякиным Д.В., полагаясь на профессионализм последнего, О. сумела доказать свою непричастность к убийству К.

Следствием было достоверно установлено, что роль О. в вышеуказанном уголовном деле свелась к незаконному лишению свободы К., то есть совершению преступления, предусмотренного ч.1 ст.127 УК РФ. В совершении данного преступления О. полностью признала вину, в содеянном раскаялась, на основании чего и было принято решении о прекращении в отношении нее уголовного преследования.

Таким образом, О. избежала привлечения к уголовной ответственности и судимости, в то время как другим фигурантам грозят длительные сроки лишения свободы, вплоть до пожизненного лишения свободы.

13 мая 2019 г. следователем следственного отдела ОМВД России по Плесецкому району Архангельской области принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Ш. и Т. за отсутствием в их действиях составов преступлений, предусмотренных ст.ст.228.2 ч.1, 229 ч.1, п.«а» ч.2 ст.229, п.«в» ч.2 ст.229 УК РФ.

В ходе проверки было установлено, что работниками ГБУЗ Архангельской области «Плесецкая ЦРБ» были не списаны ряд медицинских препаратов, относящихся к наркотическим веществам.

Адвокат Опякин Д.В. начал оказывать юридическую помощь с самого начала проведения предварительной проверки. Им и подзащитной была выработана правильная позиция, которую они изложили во взятых объяснениях, что позволило сделать вывод об отсутствии признаков какого-либо из вышеуказанных составов преступлений, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы. В конечном итоге Ш. и Т. к уголовной ответственности привлечены не были, уголовное дело в отношении них не возбуждалось.

10 июня 2019 г. Холмогорским районным судом Архангельской области удовлетворено ходатайство адвоката Опякина Д.В. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденного Ш.

Ш. был осужден Ломоносовским районным судом 09 сентября 2015 г. за совершение преступлений, предусмотренных ст.ст.30 ч.3-п.«г» ч.4 ст.228.1, 30 ч.3-п.«г» ч.4 ст.228.1, 30 ч.1-ч.4 ст.228.1 УК РФ, относящихся к категории особо тяжких преступлений. Для отбывания наказания в виде лишения свободы Ш. был направлен в ФКУ ИК-12 УФСИН России по Архангельской области, где должен был находиться до окончания срока 08 сентября 2020 г.

Условно-досрочное освобождение Ш. было возможным по отбытии 3/4 срока, то есть не ранее 09 июня 2019 г. При приближении указанного срока Ш. обратился за юридической помощью к адвокату Опякину Д.В.

Адвокатом Опякиным Д.В. было подготовлено мотивированное ходатайство об условно-досрочном освобождении Ш., собраны дополонительные материалы, которые были учтены судом при рассмотрении ходатайства. Выработанная и мотивированная позиция по ходатайству, несмотря на то, что участвовашее в судебном заседании должностное лицо прокуратуры Холмогорского района возражало условно-досрочному освобождению Ш., позволило добиться положительного результата для Ш.

На момент вступления постановления в суда в законную силу срок Ш. составил 01 год 02 месяца 18 дней.

16 февраля 2019 г. старшим следователем Архангельского следственного отдела на транспорте Северо-Западного следственного управления на транспорте Следственного комитета РФ принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Г. за отсутствием в его действиях признаков состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.258 УК РФ.

В ходе проверки установлено, что в один из дней 2018 г. на судне «Михаил Сомов» были обнаружены 2 экземпляра сибирского осетра, с судна были сброшены 4 экземпляра указанной рыбы, в связи с чем действия капитана судна Г. квалифицировались как незаконное хранение и перевозка водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу РФ.

Для защиты своих прав на стадии предварительной проверки Г. обратился к адвокату Опякину Д.В. Совместно с адвокатом Г., с учетом других материлов проверки, была выработана позиция, в соответствии с которой Г. не знал о наличии вышеуказанных экземпляров рыбы на судне, а также сбросе рыбы с судна. Данная позиция была доведена до следователя, проводившему проверку по сообщению о преступлении, путем дачи ему объяснения, а также подкреплена документами, полученными адвокатом самостоятельно в ходе оказания юридической помощи Г.

Приложенные усилия адвокатом Опякиным Д.В. позволили Г. избежать привлечения к уголовной ответственности, сам материал проверки освещался в средствах массовой информации и, вопреки мнению в них, был достигнут желаемый для Г. результат, который до настоящего времени является капитаном судна «Михаил Сомов».

Гр.М. был осужден 03 июня 2015 г. Сыктывкарским городским судом Республики Коми по ст.ст.116 ч.1 УК РФ к 300 часам обязательных работ, 111 ч.4 УК РФ к 8 годам лишения свободы, а всего к 8 годам 1 месяцу лишения свободы с отбыванием наказания с исправительной колонии строгого режима. Для отбывания наказания М. был направлен в исправительную колонию строгого режима ФКУ ИК-12 УФСИН России по Архангельской области.

Несмотря на то, что ФЗ РФ от 07 февраля 2017 г. №8-ФЗ была исключена преступность деяния по ч.1 ст.116 УК РФ при обстоятельствах его совершения М., установленных приговором суда, приговор суда по указанному основанию длительное время не пересматривался.

В одно из своих регулярных посещений ФКУ ИК-12 УФСИН России по Архангельской области в рамках оказания юридической помощи адвокат Опякин Д.В. встретился с М. и выявил факт необходимости изменения приговора М. в соответствии со ст.10 УК РФ, оперативно подготовил мотивированное ходатайство, которое было в дальнейшем удовлетворено судом, размер наказания М. был сокращен.

16 февраля 2019 г. следственным отделом по обслуживанию Октябрьского округа СУ УМВД России по г.Архангельску приостановлено производство по уголовному делу №11801110001000918 за неустановлением лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности.

Потерпевшая по данному уголовному делу М. обратилась за юридической помощью к адвокату Опякину Д.В. с целью проверки законности принятого решения, полноты проведенного следствия. Изучение уголовного дела адвокатом показало, что по уголовному делу были проведены не все следственные действия, направленные на установление лица, причастного к совершению преступления, установлению иных обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, одним словом, производство по делу было неполным.

На основании изложенного адвокатом была подготовлена жалоба в прокуратуру г.Архангельска о необходимости отмены принятого решения.

Доводы жалобы были признаны обоснованными, заместителю руководителя отдела по обслуживанию Октябрьского округа СУ УМВД России по г.Архангельску прокурором города были даны указания об отмене вышеуказанного решения, производство по делу было возобновлено 03 июля 2019 г.

В производстве Мирнинского городского суда Архангельской области находилось уголовное дело по обвинению Ч. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.160 УК РФ - присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Санкция данной статьи самым мягким наказанием предусматривает штраф от 100 до 500 тысяч рублей, самым тяжелым лишение свободы на срок либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до десяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

Для осуществления защиты Ч. обратилась за юридической помощью к адвокату Опякину Д.В. Ситуация по делу осложнялась тем, что Ч. не признавала вину в совершенном преступлении, хотя изучение дела адвокатом показало, что по делу собраны веские доказательства, указывающие на ее виновность. Грамотно выстроенная позиция защиты по делу, с учетом как позиции Ч., так и материалов уголовного дела, позволило добиться того, что Ч. было назначено минимальное наказание, предусмотренное санцкией ч.3 ст.160 УК РФ.

Согласно приговора Мирнинского городского суда Архангельской области от 12 июля 2018 г. Ч. осуждена за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.160 УК РФ, ей назначено наказание в виде штрафа в размере 100 тысяч рублей. До настоящего времени окончательно судьба Ч. не решена, приговор обжалуется в кассационной инстанции.

Ломоносовским районным судом г.Архангельска рассматривалось уголовное дело в отношении Ф. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.157 УК РФ, за неуплату алиментов.

К моменту рассмотрения уголовного дела Ф. находился под стражей, так как ранее был осужден за совершение 9 особо тяжких преступлений, являесь тем самым рецивидистом.

За защитой по уголовному делу Ф. обратился к адвокату Опякину Д.В. Адвокату Опякину Д.В. удалось убедить, с приведением веских доводов, что признание вины в совершении вышеуказанного преступления благоприятно скажется на назначенном наказании, а также, возможно, приведет к освобождению Ф. по результатам рассмотрения уголовного дела.

Ф. согласился с позицией, выработанной адвокатом, что в конечном итоге привело к положительному для Ф. Результату; в соответствии с приговором Ломоносовского районного суда г.Архангельска от 24 июня 2019 г. Ф. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.157 УК РФ, ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 6 месяцев условно, с испытательным сроком 1 год, сам Ф. был незамедлительно освобожден в зале суда.

09 апреля 2018 г. Холмогорским районным судом впервые было принято решение о прекращении уголовного дела в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа по ст.25.1 УК РФ.

В суде было установлено, что С. и Д. совершили преступление, предусмотренное ч.3 ст.30-п.«а» ч.2 ст.158 УК РФ, вину в совершении преступления оба подсудимых признали. Интересы Д. в суде представлял адвокат Опякин Д.В., который, прекрасно ориентируясь в изменениях уголовного законодательства, заявил ходатайство о прекращении уголовного дела и назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа своему подзащитному. Суд согласился с доводами адвоката и прекратил уголовное дело по вышеуказанному основанию, приняв одно из первых таких решений в Архангельской области.

05 марта 2019 г. приговором Исакогорского районного суда г.Архангельска Л. осуждена по п.«г» ч.2 ст.117 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

После осуждения Л. обратилась к адвокату Опякину Д.В. с поручением об изучении материалов уголовного дела и приговора на предмет законности ее осуждения. При изучении уголовного дела адвокатов выявлены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, что привело к написанию адвокатом апелляционной жалобы на приговор суда.

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда согласилась с доводами апелляционной жалобы и в своем определении от 05 марта 2018 г. указала, что приговор Исакогорского районного суда г.Архангельска подлежит изменению: из приговора исключено указание на причинение потерпевшему психических страданий, срок испытательного срока Л. сокращен до 1 года 6 месяцев.

Л. признала достигнутый результат апелляционного обжалования положительным, так как приговор был изменен в существенных для нее вопросах.

Приговором Нарьян-Марского городского от 16 августа 2017 г. П. осужден по п.«а» ч.5 ст.290 (2 эпизода) к 5 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах, связанных с осуществлением функций представителя власти на срок 2 года 6 месяцев, со штрафом 1500000 рублей, с лишением специального звания «капитан полиции».

П. обратился с апелляционной жалобой на указанный приговор, в связи с чем уголовное дело было направлено для рассмотрения в суд Ненецкого автономного округа. На этой стадии П. обратился за юридической помощью к адвокату Опякину Д.В. Изучение уголовного дела показало, что в целях объективного рассмотрения дела, его надлежит передать в Архангельский областной суд, так как ни один из судей Ненецкого автономного округа, по различным причинам, не мог принять участие в его рассмотрении.

Судья Верховного суда РФ, в судебном заседании с участием адвоката Опякина Д.В. и представителя Генеральной прокуратуры РФ, согласился с доводами адвоката и направил уголовное для рассмотрения вместе с апелляционной жалобой в Архангельский областной суд в соответствии с постановлением от 13 октября 2017 г.

В один из дней января 2019 г. У., находясь на улице, нанес два удара рукой в грудь сотруднику ГИБДД УМВД России по г.Архангельску, находившемуся при исполнении своих должностных обязанностей, причинив ему тем самым физическую боль.

Следственным отделом по Соломбальскому округу г.Архангельска СУ СК России по Архангельской области и Ненецкому автономному округу в отношении У. было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.318 УК РФ, относящегося к категории преступлений средней тяжести и предусматривающей наказание в виде лишения свободы сроком до 5 лет.

Защиту на предварительном следствии и суде У. осуществлял адвокат Опякин Д.В. Изучение уголовного дела показало, что ранее У. неоднократно привлекался к уголовной ответственности, обстоятельства совершения преступления носили дерзкий и вызывающий характер, оно было освещено в средствах массовой информации и сети «Интернет», где создавался негативный образ подзащитного.

Не смотря на «шумиху» вокруг уголовного дела, явное нагнетание обстановки с требованием максимального наказания У., позицию государственного обвинителя о реальном лишении свободы У., Соломбальский районный суд г.Архангельска согласился с доводами адвоката о том, что исправление У. возможно без лишения его свободы, и 26 июня 2019 г. приговорил его к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно, а также исключил отягчающее наказание обстоятельство - опьянение.

Рецидивист Д., в один из дней 2015 г., покушался на угон автомобиля «ВАЗ-21074» от одного из домов в Исакогорском округу г.Архангельска.

В ходе предварительного следствия защиту Д. осуществлял адвокат по назначению. Принимая во внимание, что Д. имел несколько судимостей, в том числе за совершение особо тяжкого преступления, совершил покушение на преступление, относящееся к преступлениям средней тяжести, предусматривающее лишение свободы на срок до 5 лет, шансов на минимизацию наказания ему было не много.

В суде защиту Д. осуществлял адвокат Опякин Д.В., которому удалось убедить суд, что Д. способствовал раскрытию и расследованию преступления, загладил причиненный вред. Помимо этого, адвокатом были приобщены документы, подтверждающие наличие у Д. на иждивении малолетнего ребенка, что было учтено судом как смягчающее обстоятельство.

Приложенные адвокатом усилия способствовали тому, что Исакогорский районный суд г.Архангельска назначил Д. наказание по правилам ст.68 ч.3 УК РФ менее одной третьей части наказания в виде лишения свободы, то есть всего 6 месяцев лишения свободы.

Постановлением Исакогорского районого суда г.Архангельска от 20 декабря 2017 г. Г. было отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Будучи не согласным с принятым решением, Г. обратился за квалифицированной юридической помощью с просьбой о подготовке мотивированной апелляционной жалобы на данное решение суда к адвокату Опякину Д.В. Изучив представленные материалы, адвокат Опякин Д.В. усомнился в выводах решения суда об отказе в условно-досрочном освобождении Г., а также выявил допущенные нарушения УИК РФ, УПК РФ, а также разъяснений постановления Пленума Верховного суда РФ №8 от 21 апреля 2009 г., при рассмотрении ходатайства Г.

По результам рассмотрения апелляционной жалобы адвоката Опякина Д.В. судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда 12 февраля 2018 г. отменила постановление Исакогорского районного суда г.Архангельска от 20 декабря 2017 г. и освободила Г. условно-досрочно от отбывания наказания на неотбытый срок 2 года 2 месяца 22 дня.

Приговором Виноградовского районного суда Архангельской области 14 июня 2019 г. Ч., имеющий судимости за ранее совершенные преступления, являясь тем самым рецидивистом, осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.30-пп.«а, б» ч.2 ст.158 УК РФ.

Несмотря на то, что Ч. был ранее судим, органы следствия указали в качестве отягчающего наказания состояние опьянения, адвокату Опякину Д.В. удалось добиться существенного снижения назначенного Ч. наказания, а также способствовать исключению такого отягчающего обстоятельства как состояние опьянения.

За указанное преступление судом Ч. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 10 месяцев лишения свободы.

Соломбальским районным судом г.Архангельска рассматривалось уголовное дело в отношении У. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.264.1 УК РФ.

За защитой по уголовному делу У. обратился к адвокату Опякину Д.В. Адвокату Опякину Д.В. удалось убедить, с приведением веских доводов, что признание вины в совершении вышеуказанного преступления благоприятно скажется на назначенном наказании. При этом, адвокатом было учтено, что в действиях У. имелся рецидив преступлений, а сам У. являлся «закоренелым» преступником.

У. согласился с позицией, выработанной адвокатом, что в конечном итоге привело к минимизации назначенного его наказания.

Приговором Соломбальского районного суда г.Архангельска от 27 мая 2019 г. У. приговорен к 10 месяцам лишения свободы, в то время, как санкция статьи предусматривала лишение свободы на срок до 2 лет.

В производстве Ломоносовского районного суда г.Архангельска находилось уголовное дело по обвинению ранее судимого Г. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30-п.«г» ч.2 ст.161 УК РФ. Исходя из вида рецидива при указанной квалификации Г. грозила наказание в виде реального лишения с отбыванием наказания в колонии строго режима.

В суде защиту подсудимого Г. осуществлял адвокат Опякин Д.В., которому с учетом материалов уголовного дела, а также проведенных непосредственно в суде следственных действий, в том числе и дополнительных по ходатайству адвоката, удалось добиться переквалификации действий Г. на ч.3 ст.30-ч.1 ст.161 УК РФ, так как был исключен признак применения насилия не опасного для жизни и здоровья.

Приговором Ломоносовского районного суда г.Архангельска Г. было назначено наказание в виде лишения свободы 1 год 6 месяцев условно.

К адвокату Опякину Д.В. по гражданскому делу обратился Н., который был неудовлетворен решением Ломоносовского районного суда г.Архангельска от 05 декабря 2013 г., которым с Г. в его пользу в общем была взыскана денежная сумма в размере 658411 рублей 00 копеек. Изучение материалов дела показало, что взысканная сумма была занижена судом, так как не были учтены важные доказательства по данному делу, неверно дана оценка изученным в ходе дела обстоятельствам.

Рассмотрев апелляционную жалобу адвоката Опякина Д.В., судебная коллегия по гражданским делам Архангельского областного суда 24 февраля 2014 г. приняла по делу новое решение, в соответствии с которым в пользу Н. с Г. была взыскана денежная сумма в размере 1080294 рубля 00 копеек.

Таким образом, адвокатом сумма, подлежащае выплате его доверителю, была увеличена практически в два раза.

Приговором Приморского районного суда Архангельской области от 20 августа 2008 г. М. признан виновным в совершении двух особо тяжких преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30-ч.1 ст.105, ч.1 ст.105 УК РФ.

На протяжении длительного времени, более пяти лет, М. обжаловал указанный приговор, а также другие судебные решения, связанные с данным делом, но никаких положительных решений для себя им достигнуто не было.

Обратившись к адвокату Опякину Д.В., после детального изучения всех материалов по делу, была подготовлена кассационная жалоба, которая была частично удовлетворена Президиумом Архангельского областного суда 24 июня 2015 г.: уголовное дело спустя пять лет, что является уникальным случаем, было передано на новое апелляционное рассмотрение в связи нарушением права на защиту М., факт которого был установлен адвокатом Опякиным Д.В., также М. был полностью освобожден от процессуальных издержек по данному делу.

Н. отбывал наказание в колонии строгого режима ФКУ ИК-12 УФСИН России по Архангельской области за совершение особо тяжкого преступления. В соответствии с изменениями в уголовном законодательстве у Н. появилась возможность заменить, после отбытия половины срока, назначенное ему наказание в виде лишения свободы на более мягкое - принудительные работы. Ранее в практике судов Архангельской области данные ходатайства осужденных положительно не рассматривались.

Для оказания юридической помощи в решении этого вопроса Н. обратился к адвокату Опякину Д.В., которым было подготовлено мотивированное хадатайство о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания Н. Рассмотрев ходатайство адвоката, личное дело осужденного, а также дополнительные характеризующие материалы, представленные адвокатом, Холмогорский районный суд Архангельской области 04 марта 2019 г. принял решение об удовлетворении ходатайства и заменил осужденному Н. не отбытую часть наказания в виде лишения свободы сроком 2 года 8 месяцев 3 дня принудительными работами на срок 2 года 8 месяцев 3 дня.

Таким образом, деятельное участие адвоката в судьбе осужденного Н. позволило последнему освободиться из мест лишения свободы ранее, чем если бы он дожидался сроков условно-досрочного освобождения. До настоящего времени указанный случай является единственным в практике судов области.

В производстве Ломоносовского районного суда г. Архангельска находилось дело об административном правонарушении, предусмотренном ч.2 ст.8.17 КоАП РФ.

Из материалов следовало, на борту судна «Михаил Сомов», капитаном которого является Г. были выявлены и изъяты водные биологические ресурсы, не учтенные в судовой документации. Документы, подтверждающие законность нахождения данных ВБР на борту судна, отсутствовали.

За юридической помощью защиты своих прав Г. обратился к адвокату Опякину Д.В., которым было справедливо указано, что Г. не является субъектом вмененного ему административного правонарушения, поскольку Правила, нарушение которых ему вменено, распространяют свое действие лишь на юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Также отметил, что поскольку добыча указанных ВБР ни капитаном судна «Михаил Сомов» Г., ни членами его экипажа не осуществлялась, вся рыба была приобретена у рыбаков, она не должна быть отражена в судовых документах. Просил учесть нахождение на иждивении у Г. несовершеннолетнего ребенка, а также то обстоятельство, что Г. ранее к административной ответственности за нарушение правил и требований, регламентирующих рыболовство, не привлекался.

Выработанная позиция адвокатом способствовала тому, что Г. было назначено самое мягкое из возможных наказаний, а именно, штраф в размере 108499 рублей 45 копеек.

Об этом известном деле написали многие СМИ, однако непростой ход процесса и важную роль адвоката, который спас обвиняемого от нескольких лет за решёткой, остались за кадром.

В марте 2015 года в отделе полиции по Исакогорскому и Цигломенскому округам расследовали кражу у местного жителя. Под подозрение попали два гражданина, с которыми он недавно выпивал — их и привезли в отдел, одного нетрезвым. Сюда же по служебным делам заехал оперуполномоченный Б. Когда он зашёл в кабинет к коллегам, то решил помочь им «раскрыть» дело: потребовал у подвыпившего гражданина признаться в преступлении. Тот отказался, поскольку к краже не имел никакого отношения, а вдобавок высказал о полицейских всё, что думал, не сдерживаясь в выражениях. Тогда Б. стал разбираться с доставленным не уставными методами, а руками и ногами — позже экспертиза подтвердила не меньше 22 ударов. Местные полицейские заверили, что быстро оттащили Б. и вывели потерпевшего в коридор. Вернувшись домой, он показал кровоподтёки близкой женщине, и она обратилась в тот самый отдел с заявлением (заявление приняли, но сначала Б. пришёл домой к потерпевшему, пытаясь уладить дело; кстати, через несколько дней в краже добровольно признался второй доставленный).

Налицо было не только превышение полномочий, но и существенное нарушение прав гражданина с применением насилия (ст. 286 ч. 3 п. «а» Уголовного кодекса), тем более, что все свидетели описали события почти одинаково. Вскоре Б. уволили из полиции в связи с совершением поступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, и ему пришлось устроиться такелажником. В судебном процессе всё вполне могло закончиться реальным сроком заключения.

Однако посреди разбирательства за работу взялся Денис Опякин, подхватив дело за другим адвокатом. Новый защитник и убедил бывшего полицейского честно посмотреть на обстоятельства и постараться загладить вину. Б. во всём признался, раскаялся, принёс извинения потерпевшему, добровольно компенсировал ему моральный вред и оказывал содействие на стадии предварительного расследования. Адвокат указал среди смягчающих обстоятельств и двоих малолетних детей бывшего полицейского; кроме того, Б. являлся опекуном несовершеннолетней сестры, которую помогал содержать.

Суд учёл и все собранные характеристики — с места жительства, учёбы и работы. Отягчающих обстоятельств, наоборот, не нашлось. В результате назначенным для Б. наказанием стали 4 года лишения свободы условно с лишением права службы в правоохранительных органах на 3 года.

«Право на защиту и возможность измениться есть у каждого, в том числе у полицейских, — уверен Денис Владимирович. — Мой подзащитный уже поплатился карьерой, и после смены адвоката нужно было показать ему, что он может поплатиться и свободой, если не изменится сам. Кардинальное изменение его позиции помогло суду прийти к взвешенному разумному решению, в котором были учтены и нормы закона, и строгие требования к полицейским, и интересы потерпевшего, и судьба обвиняемого. Такой трезвый взгляд на свои поступки является оптимальным выходом для всех, кто необоснованно применил силу, а работа с адвокатом помогает убедительно сформулировать этот новый взгляд и донести его до суда».

Иногда адвокат выступает не только защитником и психотерапевтом, но и тем, кто помогает примирить людей, хотя их отношения кажутся навсегда испорченными. Это наглядно подтвердилось в одном из дел, порученных Денису Опякину.

Архангелогородец доверил на хранение своему 43-летнему товарищу К.С. банковскую карту, назвав даже её пин-код на экстренный случай. Как случается, доверие не оправдалось. В тот же день К.С. снял с этого счёта 34700 рублей в двух банкоматах (видимо, считая, что так будет труднее найти виновника).

Следствие квалифицировало эти действия по ст. 160 ч. 2 Уголовного кодекса РФ — присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, с причинением значительного ущерба гражданину. Репертуар наказаний по этой части чрезвычайно широкий, от штрафа до лишения свободы на срок до 5 лет с ограничением свободы до 1 года или без него. Таким образом, всё зависело от поведения самого К.С. и от отношений с потерпевшим.

Адвокатом по назначению на предварительном следствии был назначен Денис Опякин. Поначалу К.С. хотел отпираться до последнего. Однако ни банкоматы, ни видеокамеры обмануть невозможно. Защитник убедил обвиняемого, что с такими фактами в суде не будет никаких перспектив, и выбрать правильный поступок не только благоразумно, но и порядочно.

К.С. пришёл к товарищу с признанием и полностью компенсировал ущерб. Они примирились, и сам потерпевший попросил суд прекратить дело; адвокат Опякин и подсудимый поддержали это ходатайство, так что процесс в Исакогорском суде проходил в особом порядке.

Статья 76 УК позволяет освободить того, кто впервые совершил преступление небольшой или средней тяжести, от уголовной ответственности, если он примирился с потерпевшим и загладил вред. Действия К.С. относились как раз к преступлениям средней тяжести, так что Денис Владимирович показал ему редкий шанс избежать любого приговора.

«Шанс был использован совершенно верно, — сказал адвокат по результатам процесса. — Суд согласно статье 25 УПК вправе прекратить уголовное дело о преступлении небольшой или средней тяжести по заявлению потерпевшего в случае примирения и заглаживания вреда — а именно это сделал мой подзащитный. Кроме этого, мы представили его характеристики, подтвердили, что он обвиняется в таком преступлении впервые. И суд обоснованно прекратил дело, отменив подписку о невыезде. У него появилась возможность вернуться к обычной жизни без криминальных отметок в биографии. Очевидно, он постарается как минимум не повторять этот опыт, в чём есть также вклад защитника».

Широко известно, как ужесточаются приговоры по «два-два-восемь», статье о наркотиках, преступления по которой считаются особо общественно опасными. В Архангельске 27-летний подсудимый по этой статье Р. умудрился совершить ещё и кражу. Любой, кто знаком с невесёлой тематикой, скажет, что в такой комбинации судьба жителя левобережья была решена. Тем не менее, усилиями адвоката Дениса Опякина было сделано почти невозможное.

Если верить самому Р., порция наркотика массой 9,57 граммов с непроизносимым названием, занимающим полторы строчки (производная каннабиса), была просто «найдена» в подъезде. Тем не менее, находку он присвоил и хранил, а позже у Р. обнаружилось и устройство для курения. Он не удовлетворился первой добычей и ровно через 10 дней в погоне за приключениями украл велосипед в соседнем округе, будучи пьяным. Куда именно Р. уехал на нём «по своему усмотрению» — из материалов дела неясно, да и сам он вряд ли он это помнил, но в итоге вернуть его владелице не смог.

Дело рассматривалось в Исакогорском суде, ждать чуда не приходилось. Масса «найденного» вещества считается крупным размером. Для обвинения это означало часть 2 статьи 228 УК — незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере; санкция предполагает от 3 до 10 лет лишения свободы со штрафом. Сюжет с велосипедом стоимостью 7000 рублей образовал состав части 1 статьи 158 УК — кража, то есть тайное хищение чужого имущества, за которое предусмотрены наказания от штрафа до лишения свободы (до 2 лет).

Денис Владимирович выработал стратегию защиты, при которой Р. пришлось согласиться со всеми обвинениями и ходатайствовать о постановлении приговора без судебного разбирательства. И всё же был представлен целый ряд смягчающих обстоятельств, к которым прислушался суд.

Во-первых, Р. написал явку с повинной, полностью признал вину и помог в расследовании. Во-вторых, на его иждевении был малолетний ребёнок. В-третьих, защитник просил учесть состояние здоровья подсудимого, который действительно страдал хроническим алкоголизмом в средней стадии и наблюдался у нарколога. Была проведена экспертная комиссия, подтвердившая психическое заболевание в виде синдрома зависимости от алкоголя (тем не менее, Р. осознавал свои действия). В четвёртых, в суд были представлены характеристики Р. — положительная с работы и удовлетворительная по месту жительства. В-пятых, у владелицы велосипеда подсудимый попросил извинения.

Р. не имел судимостей, и суд в своём решении отразил, что взвесил влияние наказания на исправление и на условия жизни его семьи, назначив:

• по ч. 2 ст. 228 — лишение свободы на 3 года и 3 месяца,

• по ч. 1 ст. 158 — ограничение свободы на 9 месяцев,

— итого путём частичного сложения наказаний 3 года и 6 месяцев лишения свободы условно. Разумеется, к этому прилагался ряд обязательств, в том числе вылечиться от алкоголизма. Вещдоки в виде стакана с наркотиком и курительного прибора суд велел уничтожить, а стоимость велосипеда взыскать с подсудимого по гражданскому иску.

«Сейчас к делам о наркотиках относятся жёстко, поэтому даже сам подзащитный едва поверил в такое решение. Но мы тщательно готовились и вышли на рассмотрение дела в особом порядке, рассчитывая на то, что все смягчающие обстоятельства перевесит вину, — подвёл итог Денис Опякин. — Суд справедливо не стал лишать малолетнюю дочь отца и даже отразил в приговоре, в какие сроки он должен обследоваться и пройти курс лечения. Это значит, что мы добились всестороннего, комплексного анализа всех фактов и привели достаточные доводы. Ни в коем случае не рассчитывайте, что сможете легко повторить такой благополучный исход, если свяжетесь с опасными веществами: к ним лучше не прикасаться вообще».

Профессиональный адвокат способен помочь не только тем, у кого впервые возникли проблемы с законом, но и тем, кто давно отбывает наказание. Одно из таких дел в практике Дениса Опякина завершилось самым радостным для осужденного результатом: он перестал быть заключённым намного раньше, чем ожидал.

Уроженца одного из городов Архангельской области В.П. в возрасте 28 лет судили в Санкт-Петербурге за умышленное повреждение имущества, затем в Ленинградской области — за кражу с проникновением в жилище. С учётом содержания под стражей срок в колонии строгого режима начинался в 2013 году и должен был закончиться в апреле 2018-го. Однако в мае 2015-го его перевели в колонию-поселение. Всё поведение В.П. говорило об исправлении, при котором цель наказания уже достигнута.

Для условно-досрочного освобождения не бывает «надёжных» аргументов. Ходатайства об УДО в России удовлетворяются меньше чем в половине случаев, и эта доля снижается. Поэтому для помощи был приглашён Денис Опякин, который готовил документы настолько основательно, чтобы у суда не возникло даже повода для отказа.

Адвокат запросил все возможные материалы и составил ходатайство. Была получена справка и характеристика из колонии, где В.П. работал водителем, зарекомендовал себя положительно и ни разу не допускал нарушений, — а кроме того, 6 раз поощрялся за добросовестный труд. Сама администрация колонии считала, что полное отбывание срока не требуется.

Кроме того, защитник показал суду, что осуждённый полностью признал вину и раскаялся в преступлениях. Все его бытовые вопросы решены заранее: В.П. состоял в браке, у него есть постоянное жильё, а на иждевении — малолетний ребёнок.

И даже это Денис Владимирович посчитал недостаточным для успешного результата, поэтому вместе с подзащитным запросил гарантийное письмо от организации, которая готова принять его на работу при освобождении. Безусловно, этот веский довод учитывается судом, поскольку трудоустройство после УДО — одна из главных проблем, которая может оставить человека без средств и снова толкнуть на нарушения закона.

Ходатайство рассматривалось в Плесецком районном суде, причём судьёй, который отпускал осужденных по УДО крайне редко (ещё и без самого В.П., который просил рассмотреть дело в его отсутствие: то ли не надеясь на благополучный исход, то ли решив не мешать продуманной стратегии защитника).

«При таких непростых условиях мы добились удовлетворения ходатайства, и мой подзащитный вышел на свободу на 2 года, 2 месяца и 13 дней раньше, чем предписывал приговор, — рассказал Денис Опякин. — В суде при обобщении всех фактов со стороны защиты прозвучал вопрос: если не теперь и не в этом случае, где все знаки исправления налицо, то когда ещё можно говорить об УДО? Ведь если не сейчас, то моего подзащитного так и не отпустят, и получится, что сама возможность УДО в его случае недоступна. Суд прислушался к этому, изучил все собранные документы, и у гражданина появилось два с лишним года полноценной свободной жизни, которую он, конечно, ценил теперь больше всего».

Дела, в которых фигурируют дети, в наши дни изучают под микроскопом: когда родители поднимают руку на ребёнка, они могут ждать очень серьёзных наказаний. На грани такой ситуации оказалась жительница Архангельска С.Г. с 11-летним сыном.

Поведение мальчика становилось далеко не образцовым. Он пропускал школу, потерял пиджак, плохо учился, без разрешения уехал с другом в город — попрошайничать и играть на автоматах. Убедившись, что словесные внушения не действуют, С.Г. минимум четырежды основательно бралась за ремень. Когда из-за прогулов ученика вызвали к социальному педагогу на беседу, он рассказал о домашних событиях и показал следы на теле. Об этом сразу узнал классный руководитель. Школьника забрали в социальный центр, а маме пришлось объясняться с полицией.

Затем факты оценили как систематические побои, то есть по пункту «г» ч. 2 ст. 117 Уголовного кодекса — истязание в отношении несовершеннолетнего, за что предусмотрено лишение свободы на срок от 3 до 7 лет. Бросить тень на С.Г. в глазах обвинения могло и её прошлое (погашенная судимость). На помощь матери, которая, разумеется, не хотела разлучаться с сыном, пришёл адвокат Денис Опякин.

«Моя подзащитная признавала только два из четырёх эпизодов, и мы сохраняли её позицию. Хотя конкретно в этом суд убедить не удалось, тем не менее, С.Г. извинилась перед сыном, прошла процедуру примирения в Архангельском центре социальной помощи семье и детям, — рассказал Денис Владимирович. — Такое поведение и раскаяние дало нам возможность расшатать квалификацию действий: сурового наказания не требовалось, отношения уже восстановились. Мальчик сам хотел вернуться в нормальную семейную жизнь и в суде даже стал говорить, что мама его не била, лишь бы смягчить ей наказание. В приговоре действительно подчёркнуто, что примирением и добрым отношением подсудимая загладила причинённый вред».

Одним из самых продуктивных ходов защиты стало то, как адвокат представил общение С.Г. с полицией перед возбуждением уголовного дела. Её расспрашивали о конкретном случае побоев, но она рассказала также о другом. О нём правоохранителям ещё не было известно. Значит, такое сообщение можно считать явкой с повинной (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК) — смягчающим обстоятельством. Суд с этим согласился, что добавило С.Г. возможностей рассчитывать на более сдержанный приговор. Важную деталь могли упустить, если бы к ней специально не привлёк внимание адвокат.

Учитывая все эти факты, суд выбрал «нижний край» возможных санкций: три года лишения свободы условно, обязав С.Г. пройти курс коррекции детско-родительских отношений в Архангельском социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних.

По завершении процесса Денис Опякин обратил внимание на главное — семья не была разрушена: «История завершилась правильным компромиссом между обращением в апелляционную инстанцию и согласием с обвинением. Мы выработали линию защиты, которая поставила под сомнение необходимость строгого осуждения. Сама С.Г. обязалась не допускать подобного обращения с сыном, суд это учёл в приговоре. Взаимодействие в семье наладилось. На этом примере можно видеть, как отношение к домашнему рукоприкладству меняется вместе с культурой: несмотря ни на какие эмоции надо избегать жестокости, а сегодня, когда это прямо запрещает закон, — тем более».

Уроженец одного из архангельских посёлков Г.Ф. полгода перемещался по трём судам: в одном районе его судили за грабёж, в другом за кражу, в третьем за разбой. Суммарный срок лишения свободы в этой комбинации составил 6 лет. Все три приговора предписывали колонию строгого режима.

Когда прошла треть срока, Г.Ф. три раза просил смягчить режим, то есть изменить вид исправительного учреждения. Такую возможность даёт ст. 78 Уголовно-исполнительного кодекса. Но каждый раз суд отказывал ему из-за прошлых нарушений — то распорядка дня, то формы одежды; случалось, что заключённый курил в неположенном месте, у него находили мобильный телефон, а за грубость с сотрудником колонии его даже помещали в штрафной изолятор. Всё это случилось в первые два года срока, выговоры со временем были погашены, и поведение Г.Ф. пошло на лад.

Тем не менее, даже снятые взыскания давали мало надежды на замену строгого режима. Тогда осужденный, узнав о репутации адвоката Дениса Опякина, обратился к нему за поддержкой.

В исправительной системе, отметил Денис Владимирович, имеет значение каждая деталь, особенно даты и сроки: «На этот раз мы тщательно подготовили ходатайство, часть документов прислала супруга моего подзащитного, — рассказал он. — И мы особо подчеркнули, что последнее взыскание налагалось в первый год заключения, последнее нарушение зафиксировано во второй год. Теперь же шёл четвёртый год срока. Кстати, среди доводов, которые мы привели, суд учёл даже значительный интервал между нарушениями».

На момент подачи ходатайства Г.Ф. уже больше двух лет работал в областной больнице УФСИН, куда его направила колония. Здесь он занимался задачами коммунального хозяйства. В учреждении отметили, что к обязанностям Г.Ф. относится добросовестно, участвует в благоустройстве без оплаты и поддерживает социально полезные связи с родственниками (суд назвал это поведение в последние два года «стабильно положительным»). Так что администрация больницы считала, что осужденного можно перевести в колонию-поселение.

Перевод назвала целесообразным и администрация колонии: по итогам каждого года, несмотря на прошлые взыскания, Г.Ф. характеризовался «исключительно положительно» и получил множество поощрений.

«При представлении ходатайства мы подтвердили, что все взыскания давно сняты и погашены, кроме того, именно из-за них моему подзащитному отказывали предыдущие три раза — значит, повторно принимать их во внимание нельзя, учитывая поощрения, — рассказал Денис Опякин. — Суд прислушался к этим доводам и отразил их в постановлении: осужденного перевели в колонию-поселение, где он провёл 1 год и 9 месяцев оставшегося срока. Для тех, кто отбывает наказание, не нужно объяснять огромную разницу между такой колонией и строгим режимом. Поэтому успешное удовлетворение ходатайства при таком сложном приговоре, при прошлых взысканиях и отказах — очень существенный результат».

Дело Александра Савкина, бывшего председателя Архангельской федерации профсоюзов, освещалось в десятках СМИ, в том числе всероссийских: задержание силами ФСБ депутата, лидера одного из самых многочисленных общественных объединений вызвало реакцию и управленцев, и обычных жителей.

Роль защиты в этом деле известна меньше. Но именно тогда, когда её возглавил Денис Опякин, удалось добиться радикального смягчения приговора.

Напомним, что Александр Савкин обвинялся в мошенничестве в особо крупном размере с использованием служебного положения, в злоупотреблении полномочиями и в получении взятки, сопряженном с вымогательством. По его поручению профсоюзные учреждения переводили «материальную помощь» в профком одного из районных ЛДК. За аренду его депутатской приёмной в Онеге платила также профсоюзная структура — спортивное общество; а должность директора профсоюзного дома отдыха оказалась продана за неформальную долю в его прибыли. Первый приговор отрицавшему вину Савкину в марте 2016 года был крайне суровым — 12 лет в колонии строгого режима и штраф в 3 миллиона рублей (пособники получили условные сроки).

Обе стороны подали апелляции. Адвокаты считали решение необоснованно жёстким; по мнению обвинителей, наоборот, экс-председателя неправильно оправдали по двум эпизодам. В областном суде решение отменили из-за процессуальных ошибок. Началось новое рассмотрение. В этот момент, когда появилась возможность выстроить защиту по-новому, для неё был приглашен Денис Опякин.

«Прежняя модель, в которой мой подзащитный отрицал вину, дала очевидно плохой результат, — объяснил Денис Владимирович. — Её приходилось основывать на отрицании многих элементов. Например, просьба профсоюзному учреждению перевести благотворительную помощь может оцениваться как обычная просьба, а может — как указание, раз оно работает в той же системе: зависит от того, как посмотрит суд. При десятках таких элементов вряд ли можно надеяться, что удастся значительно изменить приговор. Поэтому мы посмотрели на ситуацию не по частям, а в целом, полностью изменили стратегию и решили, что вину следует признать».

В суде этот поворот признали смягчающим обстоятельством — наряду с тем, что у Александра Савкина было двое малолетних детей; суд учёл и положительные характеристики. Кроме того, у подкупа был снят признак «в крупном размере», которого не было в Уголовном кодексе на момент преступления.

Финалом стало значительное сокращение наказания: вместо 12 лет — 8, вместо строгого режима — общий, только штраф был увеличен на 200 тысяч.

«Многие наблюдатели и пресса говорили о том, что строгость первого решения явно чрезмерная, — отметил Денис Опякин. — Хотя когда на скамье подсудимых оказывается заметная фигура, депутат, задержанный спецслужбой, то обычно не ждут никаких перемен и при апелляции. Тем не менее, мы приложили все усилия, которые клиент и должен получить от качественной защиты. И решение подтвердило: мы определили курс верно, срок сокращён на треть с заменой на общий режим. Мы добились того, что дело не стало показательной поркой или устрашением для людей при должностях, а рассматривалось непредвзято и завершилось соразмерным наказанием».

Дело было организовано с промышленной точностью. Организаторы сняли квартиру, зарегистрировали больше десятка мобильных номеров, напечатали визитки, провели «рекрутинг» в Архангельске и области. Схема раздела доходов была для них далеко не выгодной — девушкам по вызову доставалось меньше половины от тарифа, а одной предстояло даже отработать билет на самолёт до Нарьян-Мара. Девушек штрафовали за отказы, прогулы, вели с ними «профилактические беседы», чтобы они не пили спиртного и не принимали заказы «мимо кассы». Первый месяц работы — без выходных, жить можно только на «базе», о каждом выходе в магазин нужно докладывать диспетчеру. Дочь получала советы у мамы о том, как наладить дело, и обе контролировали работу в ежедневном режиме дистанционно — из Архангельска, получая отчисления на банковскую карту. Возрождённая фирма досуга просуществовала с лета 2013 года по февраль 2014-го.

Организаторы считали, что диспетчеры уничтожают записи. Однако тетрадь учёта сохранилась, в неё скрупулёзно записывали каждый вызов вплоть до расходов на такси. За всё время работы девушек направили к клиентам для интимных услуг не меньше 880 раз. Понятно, что в городе, где население в пятнадцать раз меньше Архангельска, эта бурная деятельность не могла остаться незамеченной. Сотрудники уголовного розыска провели оперативный эксперимент, устроив вызов в сауну, и пресекли нелегальный бизнес на «досуге».

Обвиняемых, сразу признавших вину, защищали три адвоката. Денис Опякин взял на себя самую сложную часть работы: он представлял интересы матери и дочери, долго собирая доказательства и специально вылетая в Нарьян-Мар, чтобы подробно разобраться в деле.

Даже в этой чрезвычайно трудной ситуации, с судимостью за аналогичное преступление у одной из подсудимых, адвокату удалось найти смягчающие обстоятельства. Оказалось, что мать страдала психическим расстройством (зависимость от психостимуляторов, хотя и в стадии воздержания), а у дочери был малолетний ребёнок. Все обвиняемые признали вину, трое помогли расследовать преступление. С мест работы, от соседей и участковых были представлены положительные характеристики на обеих подзащитных Дениса Опякина. Одна из них помогала раскрывать другие преступления, о чём было сказано в ходатайстве из силовой структуры.

В результате организаторам преступления - подзащитным адвоката Опякина Д. было назначено наказание в виде лишения свободы условно, диспетчерам — штрафы в 150 и 120 тысяч рублей.

«Вся команда защиты успешно выступила в прениях: они не были простой формальностью и велись очень серьёзно, содержательно и подробно, — рассказал Денис Опякин. — Нам удалось убедить суд в том, что необходимо учесть характер действий, которые относятся к преступлениям средней тяжести, данные о личности наших подзащитных, смягчающие обстоятельства. Всё это нашло отражение в приговоре. Повторное же условное осуждение одной из фигуранток этого громкого дела вообще можно рассматривать как победу, о которой в самом начале процесса нельзя было и подумать».

Осуждённый Д. отбывал срок в архангельской колонии с 2008 года. В его деле обнаружились новые факты: они могли значительно изменить картину событий и повлиять на результат. В своём заявлении Д. просил прокуроров возобновить производство. Как обычно бывает, поднимать закрытое дело не стали. Осуждённый обратился с жалобой в районный суд — тот отказал в принятии жалобы к рассмотрению.

При поддержке адвоката Дениса Опякина была составлена апелляционная, кассационная и надзорная жалобы, оставленные судами различных инстанций без удовлетворения. В итоге справедливого решения удалось добиться только после вмешательства заместителя Председателя Верховного Суда России, к которому обратились осужденный и его адвокат. Постановлением заместителя Председателя Верховного Суда решения нижестоящих судов были отменены, а материалы уголовного дела направлены в Президиум Архангельского областного суда.

В ходе нового рассмотрения дела прокуроры посчитали, что осуждённый поставил вопрос о переоценке доказательств, которые уже были рассмотрены в приговоре. Президиум, однако, указал, что этот вывод был преждевременным: заявитель не просил пересматривать приговор, а обжаловал действия прокурора, который проигнорировал новые обстоятельства.

«Конституционный суд РФ в трёх определениях подчеркнул, что такой отказ можно обжаловать даже тогда, когда он не оформлен в виде постановления, — объяснил Денис Опякин. — Часть 1 ст. 125 УПК специально предусматривает этот случай — обжаловать можно любые решения следователей и прокуроров, если они могут причинить ущерб права и свободам участников судопроизводства. К ним относится и решение, которое прокурор принимает по вопросу о возбуждении производства ввиду новых обстоятельств».

Нарушение уголовно-процессуального закона Президиум оценил как существенное, поскольку оно повлияло на исход дела — а значит, постановления судов первой и апелляционной инстанции подлежат отмене. Дело было передано на новое рассмотрение в тот же районный суд, но в другом составе: теперь он должен был проверить все доводы заявителя и разобраться, верно ли прокурор отказал ему в жалобе.

«Стадия прохождения судов вплоть до надзорной инстанции заняла значительное время — с марта 2013 года по январь 2015-го. Однако этот путь был необходим, каким бы долгим он не был, потому что мы хотели добиться полного рассмотрения дела с учётом всех фактов. Это право каждого гражданина на справедливое судебное разбирательство. И мы убедились, что его действительно можно отстоять, даже если гражданин уже осуждён», — сказал Денис Опякин по завершении процесса.

Чтобы наверняка поймать жертву с деньгами, он создал в сети «ВКонтакте» страницу вымышленной девушки, предлагающей за 2500 рублей интимные услуги, и от её имени вступал в переписку с мужчинами. Того, кто согласится на ночную встречу, он должен был встретить у подъезда, предупредить друзей по телефону, затем подняться с ним в лифте и вытолкнуть на площадку, где все втроём отнимут у мужчины имущество.

Но план дал сбой с самого начала. Заинтересовавшийся мужчина действительно нашёлся и приехал, однако в подъезде начал подниматься по лестнице, а не на лифте. Увидев двух молодых людей в чёрных вязаных масках, он побежал вниз. Те догнали его, но мужчина активно сопротивлялся, хотя и получил множество ударов; испугавшись пистолета, он старался выбить его из рук подростка, и только потом понял, что пистолет травматический. На крик вышли жильцы и вызвали полицию. Не успев ничего отнять, грабители бросились врассыпную.

По номеру телефона, с которого мужчине пришло SMS, нашёлся первый злоумышленник, а следом и остальные вместе с уликами. Им не осталось ничего другого, кроме как написать явки с повинной и во всём признаться. По обвинению всем троим грозило до 10 лет тюрьмы по ч. 2 ст. 162 УК РФ — разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Неудачливых разбойников спасла предельно слаженная работа адвокатов Е.Ф. Ушаковой, Д.В. Опякина и И.А. Ильина. Их подзащитные ограничились показаниями на предварительном следствии и отказались от дачи показаний в суде, сославшись на 51-ю статью Конституции. Однако при поддержке адвокатов они возместили вред потерпевшему, принесли извинения, и мужчина просил «строго не наказывать» их, сказав, что претензий больше не имеет.

Под натиском доводов защиты прокурор отказался от части обвинения: адвокаты доказали, что травматический пистолет применялся не как оружие, а только как способ напугать потерпевшего. В итоге из обвинения был исключён серьёзный квалифицирующий признак «с применением предмета, используемого в качестве оружия».

Суд учёл и смягчающие обстоятельства — явку с повинной, помощь в раскрытии преступления, возмещение морального вреда и несовершеннолетний возраст двух подсудимых. К делу были приобщены положительные характеристики, собранные при содействии адвокатов. Приняв во внимание, что все трое получают образование, привлекаются к ответственности впервые, а потерпевший принял их извинения, суд посчитал возможным назначить условное наказание.

В истории был ещё один эпизод, по которому могло появиться второе дело. В тот же день молодые люди готовились напасть по своей схеме на другого мужчину, но после переписки решили, что он «подставной» и ничего предпринимать не стали. Здесь защитники показали, что налицо имелись все признаки добровольного отказа от совершения преступления. Поэтому второе дело следователи возбуждать не стали.

«Каждому из трёх наших подзащитных было назначено лишение свободы условно на два с половиной года, без штрафа и без ограничения свободы, — рассказал Денис Опякин. — Результат можно считать очень и очень удачным: молодые люди сохранили свободу, хотя ступили на крайне опасный путь и едва не искалечили свою судьбу. Нужно поблагодарить прежде всего потерпевшего за великодушие, а моих коллег за профессионализм и усилия в деле, в котором позитивные перспективы были совсем не очевидными. Суд объективно оценил факты, которые мы представили, и своим решением оставил наших подзащитных под долгим контролем, но дал им шанс начать новую жизнь».

В апреле 2014 года двое молодых архангелогородцев, гостивших в Санкт-Петербурге, решили подзаработать на веществах из культурной столицы: они купили вскладчину больше 20 граммов гашиша, привезли его домой на машине своих знакомых, опасаясь проверок в поезде, и устроили тайник в подъезде. Продать удалось в июне лишь две порции — меньше половины запаса. Буквально следующей ночью обоих задержали правоохранители, а покупатель впоследствии рассказал, что у одного из них покупал наркотик уже в течение года.

Обвинение было предъявлено по ч. 3 ст. 30 и пп. «а» и «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ — покушение на незаконный сбыт наркотического средства группой лиц по предварительному сговору в значительном размере. Наказание, предусмотренное ч. 3 ст. 228.1 — лишение свободы от 8 до 20 лет и штраф до миллиона рублей.

В процессе участвовали два адвоката, причём Дениса Опякина пригласили по соглашению не в начале следствия, а когда дело близилось к суду. Потребовалась огромная работа, чтобы собрать и представить аргументы в защиту обвиняемых.

Они написали явки с повинной, раскаялись, помогали расследовать преступление и изобличить других соучастников; один из них добровольно показал тайник и выдал остатки наркотика. Оказалось, что он был кандидатом в мастера спорта по плаванию и не раз награждался за спортивные успехи; к уголовной ответственности привлекается впервые. Его товарищ занимался боевым искусством, получил второй юношеский разряд и тоже имел награды, работал волонтёром в ветеранской организации и активно участвовал в программах детско-подросткового центра. С помощью адвокатов были получены и характеристики с мест работы — о молодых людях отзывались положительно: работали они добросовестно и без взысканий.

«Суд оценил все представленные нами факты как исключительные обстоятельства: сведения о личностях наших подзащитных, смягчающие обстоятельства, отсутствие отягчающих, и поэтому посчитал возможным назначить наказание в соответствии со ст. 64 УК РФ, то есть ниже низшего предела, который предусмотрен статьёй обвинения, — рассказал Денис Владимирович. — Первому нашему подзащитному, который дополнительно к явке с повинной указал тайник, назначено лишение свободы на 4,5 года, второму — 5,5 лет, оба срока в колонии строгого режима. Штрафы составили 65 и 70 тысяч рублей, что также значительно ниже максимума, который возможен по статье обвинения».

Такой финал можно назвать по-настоящему редким — он был возможен только при исключительных обстоятельствах, которые защита свела в единый комплекс и представила в суде.

Одним из защитников назначили Дениса Опякина. Случай был таким, в которых назначенным адвокатам не нужно ничего, кроме гонорара, тем более что состав преступления был налицо — и на стадии следствия остальные защитники не предприняли особых усилий. Однако неожиданно для самих подсудимых Денис Владимирович затратил на их спасение два месяца переговоров и работы с документами.

«Часть 1 той же статьи 139, то есть незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, предусматривает максимальную санкцию в виде ареста до трёх месяцев. Но часть 2, такое же проникновение, но с применением насилия или угрозой насилия, может наказываться уже двумя годами лишения свободы, — подчеркнул защитник. — Все трое молодых людей уже находились под подпиской о невыезде. У них была вполне реальная перспектива надолго испортить всю будущую жизнь и самим себе, и своим семьям. Но сначала я решил вникнуть в историю, полностью изучить весь контекст и обстоятельства».

В результате адвокат беседовал не только с подзащитными, но и с потерпевшим, увидел возможность разрешения конфликта и снова задействовал переговорные навыки. Вся эта работа оправдала себя: при помощи Дениса Опякина трое приятелей договорились о компенсации с потерпевшим и попросили о примирении.

Статья 76 УК РФ даёт возможность освободить от уголовной ответственности лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, если было достигнуто примирение с потерпевшим, а вред, причинённый потерпевшему, был заглажен. Подсудимые заявили ходатайства о прекращении уголовного дела, которые были поддержаны защитой. Суд решил, что производство по делу действительно подлежит прекращению, и снял подписки о невыезде.

Во время следствия благополучный исход дела казался неправдоподобным. Он, по словам адвоката, и правда был бы невозможен без детального понимания дела и продуманного диалога с потерпевшим; а время в ожидании сурового приговора послужило молодым людям хорошим жизненным уроком.

Однако следователь по особо важным делам отказал в возбуждении уголовного дела. Тогда заявительница обратилась с жалобой в суд, попросив адвоката Дениса Опякина представлять её в процессе: она была уверена, что проверка проведена не в полном объёме, и следователи не дали надлежащую оценку её доводам.

В суде выяснилось, что прокуратура уже отменила отказное постановление как незаконное и необоснованное, а материал вернули следователям на дополнительную проверку. При этом надзорный орган подкрепил свою позицию теми же аргументами, что и сама заявительница. «Надо брать её к нам в штат», — шутили прокуроры в коридорах.

Денис Опякин прокомментировал: «По сути, заявительница проделала часть работы за надзорную структуру, изложив все доводы для отмены отказного постановления. При этом были восстановлены её гражданские права, а прокуратура благодаря её инициативе заметила незаконный отказ и проконтролировала, чтобы следователи провели настоящую проверку. Это наглядный пример пользы знания законов».

Ущерб магазина составил всего 160 рублей. Органы следствия квалифицировали действия подростка по ч. 1 стр. 161 УК РФ — грабёж, то есть открытое хищение чужого имущества. Поначалу речь шла о более тяжкой части указанной статьи, но адвокат Денис Опякин, к которому обратились родители правонарушителя, сумел доказать несостоятельность этой правовой позиции.

Защитнику пришлось выступить в роли медиатора — посредника, который обеспечивает примирение сторон. Особую тревогу у близких вызывало будущее студента, которое оказалось поставлено под угрозу из-за одного необдуманного поступка (он проявлял хорошие способности в мини-футболе). Когда дело уже дошло до суда, с администрацией магазина удалось прийти к согласию: студент компенсировал ущерб и извинился.

«Предъявлялось обвинение в преступлении средней тяжести, а значит, согласно ст. 76 УК РФ, имелась возможность завершить процесс примирением сторон, — объяснил защитник. — Суд заслушал стороны и удовлетворил наше ходатайство. Уголовное дело было прекращено. Карьера молодого человека сохранена, и сегодня он успешно играет за один из ведущих мини-футбольных клубов высшей лиги. Можно сказать, что благодаря примирению удалось сберечь перспективного футболиста для российского спорта».

Получив консультации адвоката Дениса Опякина, осужденный после долгих раздумий решил пойти на соглашение о сотрудничестве, написать явку с повинной и признаться в своей роли в убийстве предпринимателя А. Конкретное дело не затрагивало ни предполагаемого заказчика, ни всей запутанной истории конфликтов вокруг лесного комплекса конца 90-х — первой половины 2000-х годов, частью которой стало это убийство. Речь шла только о том, как оно произошло.

Ранее обвиняемый К. и А. работали совместно, но в результате стычек по поводу дележа ресурсов оказались по разные стороны баррикад. К. и другой предполагаемый организатор (его дело на сегодняшний день рассматривается Архангельским областным судом) создали организованную группу, чтобы избавиться от А. и его претензий в бизнесе. В группу привлекли ещё пятерых лиц, одним из них стал киллер, закончивший свои дни в СИЗО зимой 2013-го. «Мы постоянно проводили совещания по данному вопросу... — подводил он итог уже на суде по делу соорганизатора. — Изучали маршрут А., пристреливали оружие, приобрели камуфляжную форму и рации, чтобы быть в курсе переговоров правоохранительных органов…» (цитата по репортажу «Правды Севера»).

Была разработана схема оповещения по пути движения автомобиля и план отхода на подменных машинах. К. определил место, собирал и передавал исполнителям сведения о графике перемещения будущей жертвы, участвовал в передаче им техники, оружия, камуфлированных костюмов, перчаток и масок. Днём 23 июля 2004 года на перекрёстке ул. Кировской и Мостовой двое участников группы расстреляли машину А. из автоматов. Он сам и его охранник погибли, а второй охранник стал отстреливаться, прикрываясь бронепапкой, ранил киллера и впоследствии дал показания по делу.

Суд квалифицировал эти деяния как убийство двух человек общеопасным способом (то есть с угрозой для жизни других людей: несколько пуль попали в маршрутный автобус), совершенное организованной группой; покушение на умышленное убийство трёх лиц в тех же условиях; а также как незаконные передачу, хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные организованной группой.

При участии адвоката К. добровольно заключил досудебное соглашение о сотрудничестве, согласился с обвинением и стал активно помогать в изобличении других соучастников, поэтому государственный обвинитель не стал возражать против особого порядка судебного заседания. Это поведение, как и наличие малолетнего ребёнка, суд учёл как смягчающие обстоятельства.

По трём статьям обвинения суд назначил наказание в виде 9, 8 и 5 лет лишения свободы, путём частичного сложения — 11 лет; этот срок был также частично сложен с оставшимся сроком по предыдущему делу. Итогом стало 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

«Все условия досудебного соглашения были соблюдены, и подсудимый последовательно придерживался линии поведения, которую выбрал, — отметил адвокат Денис Опякин. — Его преступления относятся к категории тяжких и особо тяжких, и всё же результатом стало минимальное сложение наказаний. Сам осужденный посчитал назначенный срок приемлемым и не стал обжаловать приговор».

Почти пять лет назад девушка, с которой встречался Р., известила его, что она беременна. Тот посоветовал аборт, в итоге молодые люди расстались; затем отец не пожелал и встречаться с дочерью. В свидетельстве о рождении дочери отцом был записан другой человек. Однако рассталась и эта пара, и в 2012 году сведения об отцовстве из свидетельства пришлось исключить. Для его официального установления мать обратилась в суд. Р. не признавал отцовство, и только в частных разговорах с ней предлагал ежемесячную сумму, если она отзовёт заявление. Суд назначил экспертизу определения отцовства.

Алгоритм в Бюро судебно-медицинской экспертизы (БСМЭ) довольно строг: сотрудники связываются с родителями и берут кровь на анализ только в присутствии их обоих (личность одного подтверждает другой), при этом сравнивают лица каждого с фотографиями в паспортах. При процедуре присутствуют три медицинских работника, и все они подписывают опечатанные образцы крови.

Первый раз Р. пришёл в бюро один, второй раз — только мать с дочерью, и из суда сообщили, что родители договориться не могут: кровь придётся брать раздельно. Тогда Р. решил отправить своего друга, вручив ему свой паспорт. Бдительные медицинские регистраторы помнили Р. ещё с первого визита. Они посоветовались, глядя на фотографию в паспорте, и отказали мужчине. Тот поначалу уверял, что дело в давности снимка и в причёске, но это не помогло — пришлось сказать правду. В суд сообщили, что вместо Р. пришёл другой человек.

Следователи СУ Следственного комитета по Архангельской области и НАО возбудили дело против Р. по ч. 3 ст. 30 УК РФ — покушение на преступление, ч. 1 ст. 303 УК РФ — фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем. В дело против его друга добавилась ещё ч. 5 ст. 33 (определение пособничества).

Оба обратились к адвокату Денису Опякину. Он проанализировал ситуацию: дело для всех сторон было уже ясным, следователи опросили участников событий и собрали доказательства. Защитник порекомендовал Р. и его другу признать вину. При поддержке адвоката они в один день принесли явку с повинной, рассказали свою историю, а одновременно Денис Опякин направил ходатайство о прекращении уголовного дела.

«Честную помощь в изложении обстоятельств и признательную позицию моих клиентов следствие оценило как «заглаживание вреда иным образом», — прокомментировал защитник. — Санкция ч. 1 ст. 303 УК РФ не предусматривает наказание в виде лишения свободы, то есть тяжесть такого преступления признаётся небольшой. В соответствии со ст. 75 и ст. 28 УК РФ, в отношении лица, совершившего преступление небольшой или средней тяжести, уголовное дело может быть прекращено за деятельным раскаянием, если оно явилось с повинной и загладило причинённый ущерб. Эти условия были выполнены, поэтому следователь удовлетворил наше ходатайство и вынес постановление о прекращении уголовного дела. Оба клиента остались удовлетворены результатом: главное, что в их личных биографиях не появились судимостей».

Поэтому обвинение было предъявлено по ч. 2 ст. 228 УК РФ, которая включает незаконное приобретение, хранение без цели сбыта наркотических средств и психотропных веществ в крупном размере. Максимальная санкция по этой части предусматривает лишение свободы на срок от 3 до 10 лет. Кроме того, следователи посчитали, что раз веществ было три вида, то и дело должно состоять из трёх самостоятельных эпизодов.

Защитник обвиняемой Денис Опякин сосредоточил усилия на стадии следствия, наиболее ответственной для таких дел. Ему удалось доказать, что эпизод был единственным: все вещества были куплены сразу, а не по очереди, так что многократных нарушений закона не было.

С обвинением в такой формулировке по совету защиты С. полностью согласилась и ходатайствовала об особом порядке судебного разбирательства. Кроме того, она помогла изобличить наркодилера — всё это, включая явку с повинной, суд учёл как смягчающие обстоятельства. Свою роль сыграли и отзывы с места жительства, работы и даже учёбы, привлечённые по рекомендации адвоката.

Суд, несмотря на всю серьезность обвинения, назначил подсудимой наказание в виде 3 лет лишения свободы условно.

«Такие преступления законом определяются как умышленные и направленные против здоровья населения, по ч. 4 ст. 15 УК РФ они относятся к категории тяжких, — объяснил Денис Опякин. — И квалификацию деяний суд отметил в приговоре. Несмотря на это, мы показали, что речь шла только о собственном здоровье подзащитной, к тому же она оступилась впервые. Она постаралась помочь следствию установить распространителей, что намного важнее её собственной покупки веществ. Мы аргументированно доказали на стадии следствия, что разделять такую покупку на отдельные эпизоды неверно — тем самым сократили формальный «объём» деяний. Включили в дело все возможные характеристики, чтобы яснее представить суду личность моей подзащитной, и все они были учтены. Результат стал безусловным успехом для подсудимой».

Слить нефтепродукты удалось как минимум четырежды, по тысяче литров за раз. Каждому участнику доставалось примерно по 4000 рублей. Один подключал шланги от локомотива и цистерн, вторые раскапывали спрятанный шланг, третьи следили за обстановкой, а четвёртый отвозил добытое к месту продажи. На пятый раз половину «добытчиков» задержала полиция — одному удалось убежать и предупредить остальных.

Защищать троих обвиняемых взялись адвокаты Елена Уткина, Андрей Фофанов и Денис Опякин.

Сначала государственный обвинитель квалифицировал действия помощника машиниста и его «ассистентов» по ч. 3 ст. 30 УК РФ — покушение на преступление, и по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ — кража, совершенная организованной группой. Но в результате слаженной работы адвокатов действия обвиняемых были переквалифицированы на п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ — кража, совершённая группой лиц по предварительному сговору. При этом суд учёл, что преступление не было доведено до конца.

Позиция, выработанная вместе с защитой, состояла в следующем. Подсудимые компенсировали ущерб, признали вину и согласились с обвинением, и по рекомендации адвокатов ходатайствовали о рассмотрении дела в особом порядке, то есть без судебного разбирательства. Ни обвинитель, ни представитель владельца похищенного топлива против этого не возражали. Эта позиция, как показал исход дела, была единственно верной.

Все подсудимые привлекались к ответственности впервые. Защита представила смягчающие обстоятельства для автора затеи, помощника машиниста: это была не только явка с повинной и помощь в раскрытии дела, но и возмещение убытков, наличие заболевания и несовершеннолетний ребёнок. Признание вины и раскаяние двух других участников суд тоже учёл как смягчающие обстоятельства. В их пользу сработали и положительные характеристики с мест работы и учёбы, собранные при поддержке адвокатов.

«В итоге суд назначил каждому наказание в виде полутора лет лишения свободы условно, — отметил Денис Опякин. — Все они освобождены из-под стражи в зале суда. Первоначальное обвинение не обещало ничего хорошего. В такой ситуации без очень плотной совместной работы адвокатов добиться переквалификации на более мягкую статью было бы невозможно. Я признателен своим коллегам за продуктивный труд в команде, который дал очевидный результат для наших подзащитных: они сохранили самое ценное — свободу».

Уголовное дело было возбуждено по ч. 4 ст. 264 УК РФ: нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Обстоятельства, однако, оказались спорными: неясно, кто был за рулём в момент ДТП. Тело девушки осталось зажатым между передними сиденьями, видимо, она старалась выбраться. А когда машину поднимали краном, из неё выпало тело молодого человека, но откуда и как именно — не увидел никто, хотя на месте работали дежурный следователь, инспектор отдельного батальона, старший инспектор по розыску ГИБДД, спасатель МЧС, командир отделения и врач Службы спасения. Некоторые на предварительном следствии говорили о переднем ветровом стекле (эти слова и попали в протокол осмотра), но на суде выяснилось, что своими глазами они наблюдали погибшего, когда его уже достали на обочину, и сделали вывод лишь по «позе водителя».

Сестра Т. как его законный представитель привлекла адвоката Дениса Опякина. Он истребовал видеозапись подъёма машины и не раз просил следователей приобщить её к делу. Те отказались, и защите пришлось самостоятельно заказывать исследование в Региональном центре судебной экспертизы Минюста. Сбор показаний и сроки изучения видео затянули процесс на два года.

Акт экспертного исследования был представлены в суде, а с ним и сама запись: на ней было видно, что тело молодого человека выпало через заднее, а не переднее ветровое стекло как утверждало следствие. Это значит, что во время аварии он не мог находиться не за рулём.

«Суд убедился, что доказательства обвинения недостаточны, и дополнительно сослался в приговоре на ч. 3 и 4 ст. 14 УПК РФ: все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены, толкуются в пользу обвиняемого, — рассказывает Денис Опякин. — Поэтому погибший был оправдан. Сегодня процесс продолжается, поскольку приговор отменён областным судом по апелляционному представлению прокурора. Тем не менее, квалифицированный эксперт провёл исследование, за которым нам пришлось обращаться самим, и его результаты подтвердили нашу правоту. Эти результаты теперь невозможно игнорировать. При более «послушном» поведении законного представителя обвиняемого и защиты суд вынес бы приговор только на основе протокола осмотра и отдельных показаний. Но, как оказалось, они были даны не на основе личных наблюдений свидетелей, поэтому мы успешно оспорили их. И теперь мы рассчитываем на справедливое решение».

Защищать подсудимого отказались чуть ли не все адвокаты в городе. В результате органы предварительного следствия обратились к Денису Опякину, которого назначили представлять его интересы. В итоге на этапе предварительного расследования обвиняемый частично признал вину. Этот факт, а также состояние здоровья подсудимого были учтены судом как смягчающие обстоятельства.

Тем не менее, приговор по двум статьям с частичным сложением наказаний составил 2 года 10 месяцев лишения свободы, которые были присоединены к ранее не отбытому наказанию — общий срок составил 4 года 4 месяца в исправительной колонии строгого режима.

«Ранее уголовные дела данных категорий рассматривались судами вышестоящей инстанции, теперь же дело слушалось в том суде, в котором имело место само преступление, — рассказал Денис Опякин. — Объективная картина была такой, что суд не мог оценить её иначе. Однако в этой оценке были учтены два смягчающих обстоятельства, которые удалось представить. В данном случае работа адвоката по назначению является в том числе и ответственностью перед профессиональным сообществом — какими бы не были деяния подсудимого и каким бы не было мнение самого защитника».

Одно из таких дел в Архангельске касалось инцидента на дороге. В марте 2013 года на перекрестке ул. Поморской и Набережной Северной Двины водитель Р. не сопоставил скорость с дорожными условиями. Он утратил контроль над автомобилем на скользком весеннем асфальте и допустил наезд на пешехода. Потерпевшая получила закрытый перелом плечевой кости. Органы предварительного следствия завели дело по ч. 1 ст. 264 УК РФ — нарушение лицом, управляющим автомобилем, Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Водитель обратился к адвокату Денису Опякину. Уголовный кодекс даёт возможность в подобных случаях прекратить дело: согласно ст. 76 УК РФ, виновник, впервые совершивший преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождён от уголовной ответственности, если он примирился с потерпевшим и загладил причинённый вред. Так и предложил поступить защитник.

В течение долгого времени велись переговоры о размере компенсации. C помощью адвоката первичные требования удалось снизить вдвое, достигнув компромисса, который устроил обе стороны.

В итоге потерпевшая заявила ходатайство о прекращении дела за примирением, сообщив, что ущерб заглажен. Поскольку водителю вменялось преступление небольшой тяжести, совершено оно было впервые, а сам виновник раскаялся и достиг соглашения с потерпевшей, возместив ущерб, суд решил освободить его от уголовной ответственности и прекратить дело по ст. 25 УПК РФ.

«В подобных случаях важна дипломатичность и переговорные навыки в урегулировании отношений с другой стороной, — отметил Денис Опякин после завершения дела. — Здесь посредник в лице адвоката может ощутимо помочь, что и показал результат в данном деле».

Инспектор начал составлять протокол, а когда отвлёкся, Т. решил убежать гаражами. Полицейский догнал выпившего водителя, но тот стал сопротивляться, ударил его и сорвал нагрудный знак. Даже когда его усадили в машину в наручниках, он продолжал ругаться и буянить. Патруль доставил Т. в дежурную часть. На него было заведено дело по ч. 1 ст. 318 УК РФ — применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Наибольшее наказание по этой статье составляет лишение свободы до 5 лет. Перспективы дела были очевидно плохими: рецидив, согласно закону, является отягчающим обстоятельством. Поэтому Т. пришёл на суд уже с вещами, ожидая, что его возьмут под стражу и во второй раз в жизни отправят в колонию.

Несмотря на эти перспективы, максимум усилий для смягчения приговора приложил назначенный адвокат Денис Опякин. В итоге Т. старался исправить ситуацию ещё до суда: признал вину, раскаялся и принёс извинения потерпевшему полицейскому.

Была получена характеристика с места работы, где Т. характеризовался положительно, а также документы о том, что алкоголь не является его хронической проблемой — на учёте у нарколога или психиатра он не состоял. В суде защита и сам подсудимый доказали, что он желает исправиться, трудоспособен и хочет работать, не совершая таких поступков в дальнейшем.

Суд принял во внимание все эти доводы и даже с учётом отягчающего обстоятельства решил, что для наказания изоляция от общества не обязательна: Т. получил условный срок 2 года.

«Подзащитный ждал отправки прямо из суда в СИЗО, а потом в колонию, и не верил ни в какой другой исход дела. Однако реальный результат можно назвать оптимальным, — резюмировал Денис Опякин. — Наши совместные усилия помогли убедить суд в том, что Т. способен исправиться. И тем самым — избежать ещё одного тёмного периода в местах лишения свободы, который точно не изменил бы его судьбу в лучшую сторону».

Адвокат Денис Опякин в ходе консультаций рекомендовал не оспаривать обвинение в суде. Тяжесть преступления по этой статье считается небольшой. Ч. 1 ст. 78 УК гласит: если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекло два года, лицо освобождается от уголовной ответственности. По настоящему делу этот срок истек к весне 2013-го, и согласно п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело подлежало прекращению.

«Мы направили следователю ходатайство, — говорит Денис Опякин, — в котором просили прекратить дело за истечением сроков давности. Конечно, в таких случаях я объясняю, что это основание не является реабилитирующим, а затем следователи дополнительно ставят об этом в известность. Но возражений у обвиняемого не было, поэтому он последовал рекомендации — воспользоваться единственной оставшейся возможностью избежать судебного разбирательства».

Защитник Денис Опякин с помощью свидетелей представил в суде контекст этих событий. Оказалось, что задолго до них сама потерпевшая, узнав о существовании соперницы, пыталась портить ей жизнь, оскорбляла её по телефону и в сообщениях, звонила ей на работу и т.п. Одним словом, имел место не просто отдельный поступок, а затянутый конфликт, который и привёл в итоге к незаконным действиям одной из них.

Однако позиция подсудимой, которая полностью признала свою вину, честно рассказала обо всех своих действиях и помогала раскрыть преступление, повлияла на исход дела. При поддержке адвоката были собраны положительные характеристики, которые помогли составить более объективное представление о её личности. Всё это и целый ряд смягчающих фактов суд признал исключительными обстоятельствами, в которых применима статья 64 УК РФ. В итоге по ч. 1 ст. 242 УК РФ было назначено наказание ниже низшего предела санкции, по п. «б» ч. 3 ст. 242 УК РФ — более мягкий вид наказания, чем предусмотрен статьёй, в виде штрафа. Также был назначен штраф и по ст. 137 УК РФ. По одному из составов по ст. 137 УК РФ уголовное дело было прекращено. Кроме того, с N были взысканы в пользу потерпевшей суммы в счёт возмещения морального вреда и материального ущерба.

Суд апелляционной инстанции не изменил квалификацию наказания, скорректировав только объём компенсации морального вреда.

«Оставляя в стороне этическую сторону вопроса, необходимо помнить о праве каждого гражданина на защиту, — прокомментировал процесс Денис Опякин. — В данном случае мы сформировали для суда более полную картину, которая оказалась сложнее фабулы обвинения и включала длительный конфликт, начатый другой стороной. Исключать из поля зрения суда эту предысторию и причины действий было бы неверно. Кроме того, мы привели факты, которые суд признал смягчающими обстоятельствами на основании 61-й статьи УК РФ. Это наличие несовершеннолетнего ребёнка у подсудимой, её признание вины, раскаяние в содеянном, способствование раскрытию и расследованию преступления. Суд учёл условия, в которых совершено преступление, поведение моей подзащитной после события, и совокупность всех этих фактов признал исключительными обстоятельствами. В результате по одной части было назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено санкцией статьи, а по другой части — наказание ниже низшего предела».

Прочие условия для подсудимого были, мягко говоря, неутешительными. На момент этого события он уже был осуждён к лишению свободы на 2 года условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев (за преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта), причём испытательный срок продлевался два раза. Больше того, во время испытательного срока И. уклонялся от обязанностей, возложенных на него судом. При таких данных, как правило, виновному предстояло отбывать реальный срок заключения.

Однако Адвокат Денис Опякин убедил подзащитного изменить свою позицию, признав вину, ещё на стадии предварительного расследования. В результате И. написал явку с повинной, принёс извинения потерпевшей, полностью признал вину и помогал расследовать обстоятельства преступления, а само дело рассматривалось в особом порядке.

Защитник помог собрать характеристики и отзывы соседей о жизни И. — тот был ветераном боевых действий, не раз награждался; выяснилось даже, что он помогает одинокой пенсионерке. Всё это суд счёл как смягчающие обстоятельства.

Сама потерпевшая ходатайствовала о том, чтобы мужу не назначали наказание, связанное с реальным лишением свободы. Поэтому суд применил ст. 73 УК РФ об условном осуждении, назначив срок 3 месяца лишения свободы с испытательным сроком 10 месяцев, сохранив условное осуждение по предыдущему приговору.

«Мы выбрали для подзащитного единственно верную в такой ситуации линию поведения: полностью согласиться с обвинением, — рассказал Денис Опякин, — и на этой основе я рекомендовал ему заявить ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке. Это значит, что приговор выносится без судебного разбирательства в обычном порядке. Результат правильно выбранной позиции — суд назначил минимальное наказание и минимальный испытательный срок, которого можно было ожидать в таких обстоятельствах. Конечно, это было бы невозможно, если бы не весь комплекс характеристик и отзывов, которые мы собрали: они помогли суду более взвешенно оценить личность и действия моего подзащитного».

В результате М. был обвинен в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью из хулиганских побуждений (по п. «д» ч. 2 ст. 111 УК РФ) и в хулиганстве, то есть грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, с применением предметов, используемых в качестве оружия (по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ).

Защиту обвиняемого взял на себя адвокат Денис Опякин. Дело осложнялось тем, что подсудимый уже отбывал условный срок за другое преступление. Тем не менее, даже в такой ситуации сторона защиты нашла способы смягчить наказание и помочь точно определить степень вины молодого человека.

Судмедэксперт подтвердил, что перелом скулы был невозможен от удара в висок. В итоге ряд телесных повреждений был исключён из обвинения.

После исследования всех доказательств по делу, в том числе собранных защитой, гособвинитель отказался от обвинения в хулиганстве. Поэтому уголовное преследование по ст. 213 было прекращено за отсутствием состава данного преступления.

В силу этого и оставшееся обвинение было переквалифицировано на ч. 1 ст. 111 УК — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека (без хулиганских побуждений, которые предусмотрены п. «д» ч. 2 ст. 111).

«Мы привлекли свидетелей, сопоставляли их показания и помогли суду выяснить, что имело место не хулиганство, а ссора, которая возникла на почве личных неприязненных отношений, а это никак не связано с неуважением к обществу, — комментирует адвокат Денис Опякин. — Следовательно, в действиях молодого человека не могло быть и хулиганских мотивов, так что должна применяться первая, более мягкая часть ст. 111 УК РФ, которая предусматривает меньший срок лишения свободы и не предусматривает ограничения свободы в дальнейшем. В результате суд, даже частично присоединив неотбытое условное наказание по предыдущему приговору, назначил подсудимому наказание в виде лишения свободы значительно меньше максимального срока, предусмотренного частью первой ст. 111 УК РФ. Тем самым, уточнив мотивы и обстоятельства, мы добились более объективного решения, которое по содержанию значительно отличается от первоначального обвинения».

Отзывы клиентов

Адрес

г. Архангельск, пл. Ленина д. 4,
6 этаж, офис 602

Телефон

8 (921) 670 22 23 - Денис Владимирович